Объясните, пожалуйста, какие права имеет обвиняемый, находясь в СИЗО по обвинению п.1 ст 228 и при переводе в психбольницу для проведения психиатрической экспертизы?

Кс указал на недопустимость бессрочного содержания обвиняемых в психиатрической лечебнице

Объясните, пожалуйста, какие права имеет обвиняемый, находясь в СИЗО по обвинению п.1 ст 228 и при переводе в психбольницу для проведения психиатрической экспертизы?

24 мая Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 20-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 435 «Помещение в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях» УПК РФ. Поводом для рассмотрения дела послужили жалобы двух граждан – Д. и К.

В отношении Д. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая впоследствии была продлена до 4 месяцев. Вскоре заключением судебно-психиатрической экспертизы было установлено, что Д.

в период, относящийся к инкриминированным ему деяниям, страдал хроническим психическим расстройством, в связи с чем он был переведен в психиатрическую лечебницу, а мера пресечения в виде заключения под стражу отменена.

В результате повторной экспертизы у Д. диагностировано временное психическое расстройство, не позволяющее отвечать на вопросы, поставленные перед экспертами. Исходя из этого и учитывая, что, по заключению экспертов от 2 марта 2017 г.

, он представляет опасность для себя и других лиц и нуждается в принудительном лечении до выхода из болезненного состояния, суд постановил перевести Д.

в больницу до решения вопроса о применении к нему принудительных мер медицинского характера. 

Отказывая в передаче кассационной жалобы представителя Д. на данное судебное решение, судья указал, что пребывание Д.

[attention type=yellow]

в психиатрической лечебнице ограничено периодом действия обстоятельств, послуживших основанием для перевода в эту организацию, а категория преступлений, инкриминированных обвиняемому, не влияет на срок его пребывания в ней, куда он переведен в связи с обнаруженным у него временным психическим расстройством. Д. обратился в Конституционный Суд.

[/attention]

В жалобе он указал, что отсутствие в ст. 435 УПК РФ указания на сроки пребывания в психиатрической лечебнице либо ссылки на сроки, предусмотренные ст. 109 указанного Кодекса для заключения под стражу, включая порядок их продления, допускает возможность бессрочного содержания в таких организациях обвиняемых в совершении преступлений, чем нарушаются их права, гарантированные Конституцией РФ.

В свою очередь гражданин К. в жалобе указал, что в отношении него также была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая в последующем была продлена до 9 месяцев.

При этом заключение комплексной судебной экспертизы содержало информацию о том, что в период, относящийся к инкриминированному ему деянию, он был лишен возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими по причине имеющегося у него психического заболевания. Ходатайство следователя о переводе К.

в психиатрическую лечебницу было удовлетворено. Суд также указал, что мера пресечения в виде заключения под стражу должна быть отменена при поступлении в эту организацию.

Суд апелляционной инстанции, исходя из того, что для разрешения вопроса о дальнейшем содержании лица под стражей установлен иной порядок, предусмотренный ст. 108 и 109 УПК РФ, изменил это постановление, исключив из него указание о направлении К. на принудительное лечение до выздоровления и об отмене ранее избранной меры пресечения.

Медицинская организация, куда поступил К., в связи с возникшей неопределенностью, на каком основании и каким образом его следует содержать в отделении для лиц, нуждающихся в принудительном лечении, обратилась в суд с административным исковым заявлением о его госпитализации в недобровольном порядке.

Суд первой инстанции удовлетворил требования, однако апелляция отменила его и прекратила производство по административному делу со ссылкой на то, что согласно ст.

[attention type=red]

274 КАС РФ не могут рассматриваться требования, связанные с применением принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших общественно опасные деяния. 

[/attention]

Полгода спустя уголовное дело, поступившее в суд для рассмотрения по существу вопроса о применении к К. принудительных мер медицинского характера, было возвращено прокурору ввиду нарушений УПК, допущенных в ходе предварительного следствия. При этом суд постановил – в период принудительного лечения К. в медицинской организации меру пресечения ему не избирать. 

По мнению гражданина, ч. 1 ст. 435 УПК РФ противоречит Конституции, поскольку не приравнивает содержание в психиатрической лечебнице на стадии предварительного следствия к мерам пресечения и не позволяет судам определять его порядок и сроки в отношении лиц, страдающих психическими заболеваниями, до рассмотрения уголовного дела по существу.

Конституционный Суд указал, что так как ч. 2 ст. 435 УПК РФ, определяющая порядок помещения лица, не содержащегося под стражей, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для проведения судебной экспертизы, при разрешении дела Д. не применялась, производство по делу в этой части подлежит прекращению. 

Суд отметил, что помещение лица, страдающего психическим расстройством, в принудительном порядке в психиатрическую лечебницу должно обеспечиваться процессуальными гарантиями и судебным контролем, предметом которого является выявление набора юридических фактов, дающих основания как для продолжения оказания этому лицу психиатрической помощи, так и для дальнейшего производства по уголовному делу с его участием. 

Кроме того, Суд пояснил: исходя из обусловленной уголовно-процессуальным статусом подозреваемого или обвиняемого специфики положения лица, помещенного в такую медицинскую организацию, УПК РФ предусматривает, что в срок его содержания под стражей засчитывается время принудительного нахождения в такой медицинской организации по решению суда, а в случае постановления обвинительного приговора производится зачет этого времени в срок наказания.

Суд также указал, что в соответствии с ч. 1 ст.

437 УПК РФ лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, должно быть предоставлено право лично осуществлять принадлежащие ему процессуальные права подозреваемого или обвиняемого, если его психическое состояние, устанавливаемое с учетом заключения экспертов, участвующих в производстве судебно-психиатрической экспертизы, и, при необходимости, медицинского заключения медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, позволяет ему осуществлять такие права.

КС отметил, что перевод лица, в отношении которого избрано заключение под стражу, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь, не препятствует достижению целей применения данной меры пресечения.

Кроме того, он пояснил, что уголовно-процессуальное законодательство не содержит положений, прямо устанавливающих срок, на который лицо помещается в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях. Между тем такой срок не может быть неопределенным либо продлеваться вне рамок судебного контроля. 

Конституционный Суд также подчеркнул, что, поскольку нахождение лица в психиатрической лечебнице на условиях недобровольной госпитализации, как следует из ст.

[attention type=green]

36 Закона о психиатрической помощи, допускается только в течение времени сохранения оснований, по которым была проведена госпитализация, установление судом срока, на который лицо помещается в такую медицинскую организацию в порядке ч. 1 ст.

[/attention]

435 УПК РФ, во всяком случае не может рассматриваться в качестве препятствия для прекращения его пребывания в ней. Таким образом, Суд признал ч. 1 ст. 435 УПК РФ соответствующей Конституции и указал, что решения в отношении граждан Д. и К. должны быть пересмотрены.

Комментируя постановление, управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай пояснил, что, учитывая историческую память населения страны, вопросы принудительного оказания психиатрической помощи всегда находятся в фокусе адвокатов, правозащитников и Конституционного Суда. При этом он указал, что решение Суда нельзя считать прорывным или эпохальным.

«КС продолжает освещать своим прожектором темные закоулки и лакуны нормативного регулирования в данной сфере. Однако это постановление в очередной раз демонстрирует, что основным редутом защиты является суд, который “правоприменяет” исходя из особенностей каждого случая, и тут КС бессилен что-либо поправить.

Он задает только генеральное направление», – заключил Юлий Тай.

Адвокат АБ «Адвокатская группа “Онегин”» Дмитрий Бартенев посчитал, что решение КС РФ является важным и отражает строгий подход Суда к вопросам произвольного лишения свободы.

«Ситуация, в которой оказались заявители в данном деле, – это яркий пример бесправного положения людей с психическими расстройствами. К счастью, КС РФ вновь проявил готовность подвергнуть критике давно устоявшиеся на практике институты.

Важно при этом, чтобы позиция КС РФ была услышана и чтобы суды, проверяя необходимость продления лечения лица, переведенного из СИЗО, в психиатрической больнице, руководствовались не уголовно-процессуальным законом, а критериями законодательства о психиатрической помощи», – пояснил эксперт. Он добавил, что в противном случае госпитализация в психиатрическую больницу может стать формой предварительного заключения.

Адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых отметил, что данное постановление указывает не на противоречие ч. 1 ст. 435 УПК РФ положениям Конституции, а разъясняет, что эта процессуальная норма не предполагает недобровольной госпитализации обвиняемого на неопределенный срок.

«Своим решением КС разъяснил, что ссылка в ч. 1 ст. 435 УПК РФ на ст. 108 УПК РФ существенна. Если говорить коротко, то в случае заявителей суды общей юрисдикции не учли, что госпитализация осуществляется на той стадии уголовного судопроизводства, когда обвиняемый считается невиновным в силу ст.

14 УПК и по делу еще идет предварительное следствие», – пояснил эксперт.

Кроме того, Константин Кузьминых указал, что суды не учли очевидной истины: недобровольная госпитализация лишает обвиняемого права на свободу, а выявление у обвиняемого психического заболевания не может лишать его гарантий на установленные УПК РФ сроки лишения свободы и на проверку судами вопроса об изменении оснований для применения меры пресечения.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-ukazal-na-nedopustimost-bessrochnogo-soderzhaniya-obvinyaemykh-v-psikhiatricheskoy-lechebnitse/

Кс потребовал устанавливать обвиняемым конкретные сроки лечения в психбольницах

Объясните, пожалуйста, какие права имеет обвиняемый, находясь в СИЗО по обвинению п.1 ст 228 и при переводе в психбольницу для проведения психиатрической экспертизы?
Конституционный суд РФ дал новое толкование статьи 435 Уголовно-процессуального кодекса, постановив, что суд, направляя подозреваемого или обвиняемого на лечение в психиатрическую больницу, должен устанавливать конкретный срок такого лечения.

Поводом для рассмотрения конституционности ст. 435 стали жалобы двух граждан.

Первый заявитель был заключен под стражу, а когда заключением судебно-психиатрической экспертизы было установлено, что в период, когда было совершено инкриминируемое ему деяние, он страдал хроническим психическим расстройством, был переведен из СИЗО в психиатрическую больницу, а мера пресечения в виде заключения под стражу была отменена. Мужчина обратился в КС с жалобой на то, что отсутствие в ст. 435 УПК РФ указания на сроки пребывания в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, допускает возможность бессрочного содержания там обвиняемых, чем нарушаются их права, гарантированные ст. 22 и 49 Конституции РФ.

Второй заявитель также из-за обвинения в совершении преступления был заключен под стражу.

Согласно заключению комплексной судебной экспертизы, в период, относящийся к инкриминированному ему деянию, он был лишен возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими по причине имеющегося у него психического заболевания.

Суд удовлетворил ходатайство следователя о переводе обвиняемого до его выздоровления в медицинскую организацию специализированного типа, мера пресечения в виде заключения под стражу была отменена.

Медицинская организация, куда поступил пациент, в связи с возникшей, как он утверждает, неопределенностью, на каком основании и каким образом его следует содержать в отделении для лиц, нуждающихся в принудительном лечении, обратилась в суд с административным исковым заявлением о его госпитализации в недобровольном порядке.

Решение суда первой инстанции, удовлетворившего требование истца, апелляцией было отменено, а производство по делу прекращено со ссылкой на то, что согласно ст.

[attention type=yellow]

274 Кодекса административного судопроизводства РФ по правилам его главы 30 не могут рассматриваться требования, связанные с применением принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших общественно опасные деяния.

[/attention]

Уголовное дело этого заявителя, поступившее в суд для рассмотрения по существу вопроса о применении к нему принудительных мер медицинского характера, было возвращено прокурору в соответствии со ст.

 237 УПК Российской Федерации ввиду нарушений уголовно-процессуального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия.

При этом суд постановил в период принудительного лечения мужчины в медицинской организации меру пресечения ему не избирать.

После этого пациент обратился в КС, оспаривая конституционность ч. 1 ст. 435 УПК РФ.

По его мнению, содержащаяся в этой статье норма противоречит ряду статей Конституции РФ, поскольку не приравнивает содержание в психиатрическом стационаре на стадии предварительного следствия к мерам пресечения и не позволяет судам определять его порядок и сроки в отношении лиц, страдающих психическими заболеваниями, до рассмотрения уголовного дела по существу.

КС, рассмотрев дело в закрытом заседании, постановил, что ч. 1 ст. 435 не противоречит Конституции.

По своему конституционно-правовому смыслу она предполагает, что в случае выявления факта психического заболевания у лица, к которому в качестве меры пресечения применено содержание под стражей, суд, принимая решение о его переводе в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, обязан установить срок, на который данное лицо помещается в медицинскую организацию, в том числе календарную дату его истечения. Продление срока нахождения в таком стационаре должно осуществляться с учетом положений УПК РФ, определяющих порядок продления срока содержания под стражей, и при обеспечении ему права осуществлять процессуальные права подозреваемого, обвиняемого лично, с помощью защитника и законного представителя. Установленный судом срок, на который лицо помещается в психиатрическую больницу, не может рассматриваться в качестве препятствия для прекращения его нахождения в такой медицинской организации, как только отсутствие для этого оснований будет констатировано врачами. Прекращение нахождения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, лица, в отношении которого решение о переводе в такую медицинскую организацию было принято в период применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, предполагает решение вопроса о необходимости применения к этому лицу той же или иной меры пресечения с учетом осуществляемого в отношении него уголовного преследования, с тем чтобы обеспечить выполнение задач, стоящих перед уголовным судопроизводством.

Выявленный КС конституционно-правовой смысл ч. 1 ст. 435 УПК РФ объявлен общеобязательным, что исключает любое иное ее истолкование. Правоприменительные решения в отношении заявителей, если они основаны на ином истолковании этой статьи УПК, должны будут подлежать пересмотру в установленном порядке.

Источник: https://legal.report/ks-potreboval-ustanavlivat-obvinyaemym-konkretnye-sroki-lecheniya-v-psihbolnicah/

Как не оказаться в психбольнице из-за уголовного дела? Советы юриста

Объясните, пожалуйста, какие права имеет обвиняемый, находясь в СИЗО по обвинению п.1 ст 228 и при переводе в психбольницу для проведения психиатрической экспертизы?

Не разбрасываясь громкими словами о «карательной психиатрии», отметим, что в рамках производства по уголовному делу (в том числе о репостах по ст.

282 или 148 УК РФ) можно против своей воли оказаться в психбольнице. Неприятный шанс на это возникает при назначении психиатрической экспертизы и принудительного лечения вместо наказания.

Что с этим делать и можно ли избежать? Давайте разбираться.

А) Основания

В соответствии с требованиями УПК, судебная экспертиза обязательно назначается следователем, если необходимо установить психическое состояние подозреваемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права в уголовном процессе.

В соответствии с позицией ВС РФ (постановление Пленума ВС «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера»), «сомнение» может появиться, если человеку в прошлом оказывалась психиатрическая помощь; он учился в учреждении для лиц с задержкой или отставанием в психическом развитии; он получал черепно-мозговые травмы; просто странно себя вел и говорил; сам рассказывал о своем болезненном психологическом состоянии. Этот перечень не закрыт, так что при желании в «психушку» следователь может отправить любого.

Б) Порядок

https://www.youtube.com/watch?v=ETyQj0kdRaM

Для амбулаторной экспертизы нужно только постановление следователя; а вот для отправки в больницу на экспертизу — постановление + ходатайство, которые в итоге дадут судебное решение об этом. Правда, это только если подозреваемый/обвиняемый находится не в СИЗО и не под домашним арестом.

Если его мера пресечения связана с лишением свободы — достаточно ходатайства следователя. Формулировка закона для проведения экспертизы в стационаре довольно обтекаема: «если при назначении или производстве экспертизы возникает необходимость в стационарном обследовании». Кто ее устанавливает, в итоге не ясно.

На практике дело обстоит так: прежде, чем поручить экспертизу тому или иному учреждению, следователь направляет ему запрос — с примерным перечнем вопросов, сведениями о лице, обстоятельствах дела и т. д., В запросе уточняется, может ли учреждение провести экспертизу и что ему для этого нужно.

[attention type=red]

В итоге сам эксперт решает, нужно ему проводить экспертизу в стационаре или амбулаторно.

[/attention]

Согласия человека, в отношении которого проводится экспертиза, естественно, никто не спрашивает. Однако он вправе участвовать в судебном заседании, знакомиться с постановлением о назначении экспертизы, предлагать свои вопросы (и на том спасибо).

В) Срок

Общее правило — 30 дней, продляется судом по мотивированному ходатайству эксперта на 30 дней, и после — еще раз на 30. Максимум совокупно — 90 дней.

Это не наказание в прямом смысле.

А) Основания

1. Лицо признано невменяемым — то есть экспертизой установлено, что оно не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. У лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания.

3. Лицо совершило преступление и страдает психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

4. Лицо в возрасте старше восемнадцати лет совершило преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и страдает расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости.

Б) Срок

Не ограничен. До «стабилизации» состояния. То есть по решению комиссии врачей-психиатров человека должны отпустить, как только он перестает представлять опасность для себя и окружающих и нуждаться в психиатрическом лечении.

В) Порядок

[attention type=green]

Принудительное лечение назначается только судом в случае признания лица виновным в совершении общественно опасного деяния — но невменяемым или неспособным к отбытию наказания, что устанавливает экспертиза.

[/attention]

Принудительно лечить могут:

— амбулаторно,

— в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях: общего типа, специализированного типа либо специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Вид зависит от того, что скажет комиссия психиатров: пациент совсем «тронут» или еще не очень.

Выводы

Как и практически всегда в уголовном деле: все зависит от экспертизы.

Вряд ли можно говорить о тенденции к «карательной психиатрии» по политически мотивированным делам — принудительные медицинские меры по ним назначаются не так уж часто, равно как и стационарные экспертизы.

Однако необходимо помнить о возможности их проведения — и оспаривания в порядке ст. 125 УПК РФ, о чем должен знать ваш любимый проверенный адвокат.

Источник: https://7x7-journal.ru/posts/2018/09/03/kak-ne-okazatsya-v-psihbolnice-iz-za-ugolovnogo-dela-sovety-yurista

В какие психбольницы переводят из сизо

Объясните, пожалуйста, какие права имеет обвиняемый, находясь в СИЗО по обвинению п.1 ст 228 и при переводе в психбольницу для проведения психиатрической экспертизы?

Соответственно, если он нуждается в оказании ему психиатрической помощи, этот вопрос должен решать как с гражданским человеком, а не как со следственно арестованным, в порядке 30-й статьи Федерального закона „О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании“, что мы сегодня суду и изложили. Естественно, суд нас не услышал, отказался приобщить соответствующее решение Европейского суда по правам человека, мы будем это обжаловать». Панченко добавил, что дело Панфилова выделено в отдельное производство в связи с тем, что в соответствии с решением экспертов он является невменяемым.

«Бученкова будут судить в общем порядке, а в отношении Панфилова будет рассматриваться вопрос о применении принудительных мер медицинского характера»

, — пояснил адвокат.

Невменяемые люди у нас не несут уголовной ответственности.

Но получается так, что человеку, признанному виновным по «Болотному делу», дали три с половиной года, он отсидел и вышел по УДО.

Как сотрудник СКР оказался в психбольнице со «стертой памятью»

Вначале он оправился в «Лефортово», где Максименко содержался после ареста с 19 июля этого года. Однако адвоката к заключенному не пустили, сказав, что его перевели в СИЗО № 2 («Бутырка»).

Там подтвердили, что Максименко находится у них, однако отказали во встрече с ним, не объясняя причины отказа. «Они сказали, что он находится в больнице, но мы его вам не выдадим.

Все, точка», — передал содержание разговора с работниками СИЗО юрист. Его коллеге Виктории Рудзинской сотрудники изолятора заявили, что в ближайшее время защитники не смогут увидеться с заключенным. «Ей сказали, что завтра тоже можете не приходить», — сказал Вершинин.

Он сообщил, что обратился за помощью к членам Общественной наблюдательной комиссии.

Принудительное лечение в психиатрической больнице

99 Уголовного кодекса РФ (в ред.

от 06. 07. 2020) существуют 4 вида принудительных мер медицинского характера:

  • Лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.
  • Принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра.
  • Лечение в психиатрическом стационаре общего типа.
  • Лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Принудительное лечение применяется, когда лицу с психическим расстройством требуется такое содержание, уход и наблюдение, которые могут быть оказаны лишь в стационарных условиях.

Личный опытКак живут в психиатрическом стационаре

Тогда никто не знал, сколько ему придётся пробыть на принудительном лечении.

Многие правозащитники предполагали, что Косенко выйдет на свободу позже других осуждённых по «Болотному делу». Но уже через два с половиной месяца Михаила отпустили на амбулаторный режим.

The Village встретился с Михаилом Косенко и узнал, как работает «карательная психиатрия» в современной России. 39 лет Инвалид II группы, безработный. В июне 2012 года был задержан по подозрению в участии в массовых беспорядках в ходе акции 6 мая.

[attention type=yellow]

В октябре 2013 года его признали виновным и приговорили к принудительному лечению в «психиатрическом стационаре закрытого типа». В июне 2014-го суд разрешил отпустить его на амбулаторное лечение. Когда мы начинаем разговор, Михаил будто чем-то недоволен.

[/attention]

Он объясняет: не хочет говорить про личное и рассказывать историю своей болезни, давайте только про больницу. Но всё же рассказывает, что заболел ещё перед армией.

Медицинская помощь лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу: порядок организации и оказания

соблюдения прав подозреваемых, обвиняемых и осужденных на охрану здоровья и государственных гарантий на бесплатную медицинскую помощь; б) приоритета профилактических мер в области охраны здоровья; в) доступности медицинской помощи ( п. 5 Инструкции). Объемы бесплатной медицинской помощи 3.

В каких объемах оказывается медпомощь подозреваемым, обвиняемым и осужденным?

Объясните, пожалуйста, какие права имеет обвиняемый, находясь в СИЗО по обвинению п.1 ст 228 и при переводе в психбольницу для проведения психиатрической экспертизы?

В заявлении необходимо указать характер социальной связи с подозреваемым и попросить о предоставлении письменного разрешения на встречу (до 2-х человек).

Получение письменного разрешения: документ должен быть заверен гербовой печатью, а также содержать информацию о лицах, допущенных к свиданию.Могу скинуть образец заявления.

04 Августа 2020, 23:25 1 0 4463 ответа 4786 отзывов эксперт Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Адвокат, г. Санкт-Петербург Бесплатная оценка вашей ситуации

Свидание с задержанным, заключенным под стражу может предоставить только следователь, в производстве которого находится уголовное дело.

Обратитесь к нему с с заявлением в котором укажите просьбу о свидании Права обвиняемого изложены в ст.47 УПК РФ. У заключенного должен быть адвокат по назначению. Он может предоставить простую информацию.

Как не оказаться в психбольнице из-за уголовного дела? Советы юриста

Порядок Для амбулаторной экспертизы нужно только постановление следователя; а вот для отправки в больницу на экспертизу — постановление + ходатайство, которые в итоге дадут судебное решение об этом.

Правда, это только если подозреваемый/обвиняемый находится не в СИЗО и не под домашним арестом.

[attention type=red]

Если его мера пресечения связана с лишением свободы — достаточно ходатайства следователя.

[/attention]

д., В запросе уточняется, может ли учреждение провести экспертизу и что ему для этого нужно.

Личный опыт: Как живут в психиатрическом стационаре

Прогулка раз в день.

Инфраструктуры для спортивных упражнений нет. Медсестёр и санитаров почти не бывает видно, причём даже те санитары, что есть, — это заключённые, оставшиеся отбывать срок в тюрьме. За порядком следят надзиратели, не прикреплённые к стационару.

Они работают и в основной части СИЗО. Задачи вылечить пациентов здесь ни у кого нет. К больным относятся как к временным постояльцам, которые скоро покинут стационар.

Доступа к психологу, по сути, нет. К нему надо записываться, а потом, если повезёт, он вызовет к себе.

В тюрьмах психолог часто просто приходит к камере, открывает окошко и пытается разговаривать с человеком при остальных сокамерниках.

Заключённые делиться своими проблемами в таких условиях отказываются.

Говорят, что иногда пристёгивают особо буйных или совершивших попытку самоубийства и держат по несколько суток.

Руководство больницы, конечно, такие факты отрицает.

«Хуже, чем в тюрьме»: политзек Алексей Морошкин рассказывает о принудительной психиатрии

Такое состояние, что жить невозможно. Потом перестали давать много таблеток, все нормализовалось.

Это продолжалось около месяца.

Вы знаете, что это были за лекарства?

— Нет, они не говорят, какие препараты дают. Рот проверяют, велят язык поднять — пьешь или не пьешь.

Самое страшное — это уколы, которые в течение месяца рассасываются в организме.

Таблетки еще можно спрятать, а от укола не спрячешься, его сделают, и тебя месяц трясет от одного укола.

Потом мне их перестали делать. Они явно стали побаиваться, когда пошла огласка. Поэтому уже не закармливали меня лекарствами, создали мне более или менее сносные условия содержания, никто меня не трогал.

[attention type=green]

Если бы огласки не было, все могло бы быть гораздо хуже. Говорили ли они с вами про ваше дело, разговаривали ли на политические темы?

[/attention]

— Нет. Но они в связи с тем, что вы считали себя политзаключенным.

Источник: https://inovakem.ru/v-kakie-psihbolnicy-perevodjat-iz-sizo-79145/

Болезни обвиняемого – на что они влияют и как учитываются

Объясните, пожалуйста, какие права имеет обвиняемый, находясь в СИЗО по обвинению п.1 ст 228 и при переводе в психбольницу для проведения психиатрической экспертизы?
Больного никто не отпустит — но как-то повлиять на участь обвиняемого болезнь может

Разберем – где, когда и как учитываются болезни человека, который «привлекается» по уголовному делу.
У каждого есть какие-то болезни, даже если это молодой 20-летний парень. Но болезнь болезни рознь. Какие-то болезни могут серьезно влиять на судьбу обвиняемого, а какие-то «ничего не весят».

В уголовном деле есть различие – психическая болезнь или физическая.

С психической болезнью своя история – она влияет на вменяемость и на возможность привлечь к уголовной ответственности в принципе. При «непорядках» с психикой применяются принудительные меры медицинского характера – отдельный механизм УПК.

Смотримздесь подробнее о психическом расстройстве и о принудительных мерах медицинского характера.

Но данная статья о болезнях физических.

Итак, на каких этапах уголовного процесса болезнь может иметь значение.

Приостановление дела

Согласно п.4 ч.1 ст.208 УПК тяжелая болезнь может повлечь приостановление следствия.

https://www.youtube.com/watch?v=jNLqsc-nN-8

Но она (болезнь) должна быть такой, чтобы не давать возможности обвиняемому участвовать в следственных действиях.

Иначе говоря, он должен не иметь возможности говорить (быть допрошенным), двигаться или вообще должен быть без сознания. И это нужно подтвердить медицинским заключением.

Забота об этом медицинском заключении ложится на следователя – это обвиняемый может «спокойно себе лежать в коме», а у следователя процессуальные сроки.

Аналогичный подход и к судебной стадии. Согласно п.2 ч.1 ст.238 УПК судья приостанавливает дело в случае тяжелого заболевания обвиняемого, если оно подтверждается медицинским заключением.

Приостановление дело временное. Оно заканчивается если не выздоровлением, то хотя бы восстановлением способности обвиняемого приминать участие в деле. Либо заканчивается тем, что обвиняемый «уходит» так далеко, откуда его никому не достать.

Избрание меры пресечения

Болезнь может быть такая, что не дает заключить обвиняемого под стражу (арестовать).

Болезни эти тяжелые, и, в силу этого, симулировать их или создавать искусственно – маловероятно.

Существует отдельный Перечень таких заболеваний и процессуальный порядок их фиксации.

[attention type=yellow]

Если болезнь выявилась или появилась уже в СИЗО – то человека нужно освобождать (ст.110 УПК). Главный критерий в этом вопросе – что человека нельзя вылечить в условиях СИЗО.

[/attention]

Суд, при рассмотрении ходатайства следователя об аресте обязан выяснять, имеются ли у обвиняемого такие болезни, о чем его отдельно спрашивают. На этом вопросе от судьи «человек в клетке» обычно оживляется, поскольку думает, что судья интересуется его здоровьем, а значит, как-то ему сопереживает. Ничего подобного, судья просто обязан соблюсти все формальные требования.

Подробнее про заболевания, препятствующие заключению в СИЗО, смотримздесь

Учет при назначении наказания

Состояние здоровья не значится в списке обязательных смягчающих обстоятельств (перечисленных в ч.1 61 УК). Оно относится к группе иных смягчающих обстоятельств (о которых упомянуто в ч.2 61 УК)

Эту категорию смягчающих суд не обязан учитывать. Он может согласится их учесть, но вправе и отказать в этом, так как это право суда, но не обязанность (п.28 Пленума № 58).

Отдельно можно использовать состояние здоровья не самого осужденного, а его родственников – это также может быть учтено как смягчающее обстоятельство (подробнее здесь:Иждивенцы у осужденного, учет при наказании).

Защита всегда приобщает документы о «болячках» обвиняемого – все-таки это смягчающее. Суд не противится этому, для него такое смягчающее не особо обязывающе – просто напишет в приговоре, что он «учитывает состояние здоровья» и даст такой срок, какой и хотел.

Следователь тоже без особых возражений приобщает к делу документы о здоровье обвиняемого, ему они никак не мешают.

Освобождение от наказания

Существует также отдельный перечень болезней, которые освобождают от наказания. И этот перечень несколько отличается от перечня болезней, препятствующих заключению в СИЗО.

Процедура предполагает освобождение только в порядке исполнения приговора (п.6 397 УПК). Это особый порядок, отличный от основного судебного разбирательства.

[attention type=red]

Это значит что во время судебного разбирательства, если защита ссылается на наличие физической болезни – то никто обвиняемого не отпустит. Просто вынесут приговор и уже потом, в отдельном порядке, в порядке исполненияприговора будут рассматривать – освобождать или нет. Все это время больной осужденный будет сидеть, хотя болезнь этому препятствует.

[/attention]

Кстати, это проблемный пробел в законе – например, во время суда у человека развивается прогрессирующая болезнь и он может погибнуть. Но нет, сначала «влепим» приговор и только потом, в отдельном процессе, будем решать, что там с болезнью.

Подробнее про нюансы процедуры освобождения по болезни, что и как учитывается судом – смотримздесь

Отсрочка от исполнения наказания

Если такое понятие как освобождение по болезни в законе урегулировано четко (ст. 81 УК), то отсрочка наказания по болезни урегулирована менее подробно.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

Нормативная база для применения отсрочки наказания по болезни состоит всего из одной нормы: п.1 ч.1 398 УПК “исполнение приговора “может быть отсрочено судом на определенный срок при наличии болезни осужденного, препятствующей отбыванию наказания, – до его выздоровления”.

Мера эта временная. Выздоровел – добро пожаловать «на этап».

Другие механизмы освобождения и смягчения наказания смотрим здесь

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c2f4c1fa2966000aa0dc98e/5d9d9203e6cb9b00adc1fc3e

Конституционный суд запретил бессрочный перевод из СИЗО в психушку

Объясните, пожалуйста, какие права имеет обвиняемый, находясь в СИЗО по обвинению п.1 ст 228 и при переводе в психбольницу для проведения психиатрической экспертизы?

Конституционный суд (КС) запретил содержать подследственных в психиатрических больницах бессрочно. Суды при переводе фигурантов уголовных дел из СИЗО по ходатайству следователей в медицинский стационар обязаны четко определять сроки этой меры.

Она может быть продлена по тем же правилам, что и мера пресечения в рамках следствия. Законодателю КС предложил усовершенствовать ст. 435 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ, но не обязал его исполнить рекомендации.

Дела принудительно находящихся в психушках заявителей КС велел пересмотреть.

Постановление КС должно изменить практику применения ст. 435 Уголовно-процессуального кодекса РФ, позволяющую бессрочно помещать находящихся в СИЗО подследственных в психиатрический стационар.

Согласно оспоренной норме суд «по ходатайству следователя с согласия руководителя следственного органа, а также дознавателя с согласия прокурора» может в порядке, установленном для заключения под стражу (ст.

 108 УПК РФ) принять решение о переводе заключенного в психиатрический стационар.

Заявителя Д. из Курской области задержали в июле 2016 года по ст. 264 и ст.

 166 УК РФ (о нарушении правил дорожного движения и завладении чужим автомобилем без цели хищения) и поместили в спецмедучреждение менее чем за два месяца до завершения срока продления его заключения в СИЗО (он истекал 27 ноября 2016 года).

Мера пресечения по уголовному делу после перевода в психиатрическую лечебницу ему была отменена, в итоге заявитель принудительно провел в стационаре больше года. Все это время он безуспешно жаловался в судебные инстанции, после чего обратился из больницы в КС.

Спорная норма УПК, по мнению заявителя, допускает возможность бессрочного содержания обвиняемых в таких заведениях, чем нарушает их конституционные права.

Заявителя К., задержанного в Москве в мае 2016 года по ст. 134 УК РФ (сексуальные действия с несовершеннолетним) суд по ходатайству следователя отправил в стационар «до выздоровления» в день, когда истекал девятимесячный срок продления его содержания под стражей.

Мера пресечения при этом была отменена, но заявитель не смог выйти на свободу.

Через полгода тяжб суд вернул дело о принудительном лечении обвиняемого прокурору из-за «нарушений уголовно-процессуального законодательства в ходе предварительного следствия», но заявитель продолжал оставаться в лечебнице.

Он пожаловался в КС, что спорная норма УПК «не приравнивает содержание в психиатрическом стационаре на стадии предварительного следствия к мерам пресечения» и не позволяет судам «определять его порядок и сроки в отношении лиц, страдающих психическими заболеваниями, до рассмотрения уголовного дела по существу».

[attention type=green]

КС признал дефект регулирования, но отменять норму не стал, а лишь уточнил порядок ее применения.

[/attention]

В постановлении говорится, что перевод лица в психиатрическую больницу — это временная принудительная мера, не идентичная назначению принудительных мер медицинского характера, однако законодательство не содержит указания о сроках нахождения в психиатрических лечебницах переведенных туда лиц.

Такой срок не может быть неопределенным и продлеваться вне судебного контроля, признал КС. Суды обязаны четко установить срок, на который лицо помещается в психиатрический стационар, и календарную дату его истечения.

Продлевать его можно только с учетом положений УПК о порядке продления срока содержания под стражей с участием фигуранта, его защитника и прокурора. В случае улучшения психического состояния лица до установленного судом срока он должен быть выписан из лечебницы. При этом если срок содержания этого лица в СИЗО истек, суд должен решить вопрос о мере пресечения в рамках уголовного преследования.

https://www.youtube.com/watch?v=ntTa3pajD_Y

КС напомнил свои прежние позиции: законодатель «обязан установить четкие и разумные временные рамки допускаемых ограничений прав и свобод» и «ограничение свободы лица, обусловленное характером и продолжительностью психического расстройства и вызванной этим необходимостью оказания ему психиатрической помощи в медицинской организации, в том числе без его согласия, должно быть разумным и пропорциональным». Такому лицу должны быть предоставлены все процессуальные гарантии против нарушения права на свободу и личную неприкосновенность, включая «такую важную гарантию от злоупотреблений в этой сфере, как судебная проверка всех дел о помещении в психиатрический стационар на основании медицинских данных в недобровольном порядке». Нахождение человека в СИЗО на момент помещения его в лечебницу этих гарантий не отменяет, подчеркнул КС. Перевод заключенного из СИЗО в стационар должен «обеспечиваться процессуальными гарантиями и судебным контролем», в том числе с основанием «как продолжения оказания этому лицу психиатрической помощи, так и дальнейшего производства по уголовному делу с его участием (лично или через защитника и законного представителя), говорится в постановлении суда.

Законодателю КС лишь рекомендовал «уточнить механизм и условия помещения лиц», которые находятся под стражей, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях»,— в том числе порядок и основания продления срока их нахождения в такой лечебнице, ограничительные требования к режиму содержания, а также права помещенных туда лиц, их защитников и законных представителей. Выполнять эти рекомендации КС законодателя не обязал, изложив их в мотивировочной, а не резолютивной части решения.

«Произвольное лишение свободы — масштабная и системная проблема, таких случаев, как в этом деле, много»,— сказал “Ъ” адвокат Дмитрий Бартенев из адвокатского бюро «Онегин» (специализируется на медицинской деятельности).

КС, по его словам, последовательно исправляет практику фундаментальных нарушений прав человека. Но законодатель, внося после этого поправки, нередко изменяет спорные нормы вопреки правовым позициям КС, фактически закрепляя продолжение нарушений Конституции, говорит адвокат.

«Важно, чтобы изменения соответствовали не только букве, но и духу решений КС»,— считает он.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3638036

ПравовойСовет
Добавить комментарий