Несут ли наследники единственного участника ООО ответственность по его обязательствам?

Вопрос: Умер единственный участник ООО, он же – генеральный директор. Уставный капитал ООО составляет 10 000 руб. и оплачен полностью. ООО имеет недоимку по налога..

Несут ли наследники единственного участника ООО ответственность по его обязательствам?

Рубрика вопрос – ответ, связанные с недвижимостью.

Умер единственный участник ООО, он же – генеральный директор. Уставный капитал ООО составляет 10 000 руб. и оплачен полностью. ООО имеет недоимку по налогам на сумму менее 10 000 руб. Наследники не хотят заниматься этим ООО. Обязаны ли наследники единственного участника ООО выплатить указанную недоимку ООО по уплате налогов?

В силу ст. 1110, п. 1 ст. 1112, п. 1 ст. 1176 ГК РФ, п. 7 ст. 21 Федерального закона от 08.02.

1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” (далее – Закон об ООО) доля в уставном капитале ООО входит в состав наследства и в случае смерти участника переходит к его наследникам.

Уставом общества может быть предусмотрено исключение из этого общего правила, когда для перехода доли к наследникам требуется согласие остальных участников общества.

В рассматриваемой ситуации действует общее правило. Поскольку ООО имеет только одного участника, его доля в уставном капитале общества (равная 100%) переходит к его наследникам.

Следует отметить, что отказ от части причитающегося наследнику наследства не допускается.

[attention type=yellow]

Однако, если наследник призывается к наследованию одновременно по нескольким основаниям (по завещанию и по закону или в порядке наследственной трансмиссии и в результате открытия наследства и тому подобное), он вправе отказаться от наследства, причитающегося ему по одному из этих оснований, по нескольким из них или по всем основаниям (п. 3 ст. 1158 ГК РФ).

[/attention]

Таким образом, если наследство причитается наследникам только по одному основанию (например, наследование по закону), то наследники не могут отказаться от части наследства (доли в уставном капитале ООО) и принять остальное наследство.

В случае принятия наследниками наследства, они становятся участниками общества и приобретают соответствующие права и обязанности. По смыслу ст. 1153, ст.

1162 ГК РФ до момента получения свидетельства о праве на наследство как документа, подтверждающего право на наследство в отношениях с третьими лицами, наследник не может осуществлять права участника ООО, доля в котором была им унаследована, даже при условии совершения действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства. На основании п. 7 ст.

21 Федерального закона N 14-ФЗ до принятия наследства наследником умершего участника общества права умершего участника общества осуществляются, а его обязанности исполняются лицом, указанным в завещании, а при отсутствии такого лица управляющим, назначенным нотариусом.

Пункт 1 ст. 45 НК РФ устанавливает, что налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах.

В рассматриваемой ситуации налогоплательщиком, имеющим недоимку по налогам, является ООО, а не его единственный участник-наследодатель, поэтому именно общество обязано погасить образовавшуюся задолженность.

[attention type=red]

Следовательно, обязанность по погашению недоимки ООО по налогам, в силу части первой ст. 1112 ГК РФ не может входить в состав наследственного имущества наследодателя – единственного участника ООО уже потому, что не является имущественной обязанностью наследодателя.

[/attention]

Вместе с тем, п. 2 ст. 49 НК РФ устанавливает, что при ликвидации организации обязанность погашения имеющейся у организации задолженности по уплате налогов и сборов может быть возложена в пределах и порядке, установленном законодательством РФ или учредительными документами, на ее учредителей (участников) только в случае недостаточности средств данной организации.

Пункт 15 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 11.06.1999 N 41/9 “О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации” указывает, что при применении п. 2 ст.

49 НК РФ необходимо учитывать, что данная норма применяется только в том случае, когда в соответствии с гражданским законодательством учредители (участники) ликвидируемого юридического лица несут субсидиарную ответственность по его долгам.

Из п. 3 ст.

56 ГК РФ следует, что субсидиарная ответственность по обязательствам общества может быть возложена на учредителей (участников) при недостаточности имущества юридического лица в случае его несостоятельности (банкротства), если несостоятельность вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (п. 3 ст. 56 ГК РФ, п. 4 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”). В рассматриваемой ситуации о банкротстве ООО речь не идет, поэтому на участника ООО не может быть возложена ответственность по обязательствам ООО.

По общему же правилу участники ООО не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов.

Участники общества, внесшие вклады в уставный капитал общества не полностью, несут солидарную ответственность по его обязательствам в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников общества (п.

1 ст. 87 ГК РФ, п. 1 ст. 2 Закона об ООО).

Также следует отметить, что в силу пп. 3 п. 3 ст. 44 НК РФ наследники погашают задолженность умершего лишь по поимущественным налогам (земельному налогу, налогам на имущество, транспортные средства) и в пределах стоимости наследственного имущества, в порядке, установленном гражданским законодательством РФ для оплаты наследниками долгов наследодателя.

Таким образом, наследники единственного участника ООО не отвечают по долгам ООО, а значит и обязанность погашения имеющейся у организации задолженности по уплате налогов и сборов не может быть возложена на ее участников, к которым доля в уставном капитале ООО перешла по наследству.

[attention type=green]

В заключение следует отметить, что в силу п. 1 ст. 48 ГК РФ, п. 1 ст. 3 Закона об ООО общество отвечает по обязательствам всем своим имуществом, а его уставный капитал определяет минимальный размер имущества, гарантирующего интересы кредиторов общества (п. 1 ст. 90 ГК РФ, п. 1 ст. 14 Закона об ООО).

[/attention]

Вывод:

Наследники единственного участника ООО не отвечают перед государством по задолженностям общества по налогам.

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Горюнова Ольга

Ответ проверил:

Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ,

кандидат юридических наук Кузьмина Анна

7 октября 2008 г.

Источник: https://help-realty.ru/vopros/900zemlay/016zemelnii_nalog/page84.html

Ответственность учредителей по долгам общества

Несут ли наследники единственного участника ООО ответственность по его обязательствам?
7 Сен 2017

В ходе консультирования по вопросам выбора формы для ведения бизнеса, нам часто задают вопрос об ответственности владельцев (создателей) будущего дела. Этот вопрос обычно возникает в начале деятельности, при открытии ООО или ИП.

Если с ИП в этом вопросе все довольно ясно, то с Обществами не все так однозначно.

Ниже предлагаем ознакомиться с экспертным заключением нашего юриста по вопросу ответственности участников Общества в случае возникновения финансовых проблем при невозможности выплатить кредит.

Юридическая справка

Согласно ст. 56 ГК РФ Учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом или другим законом.

К таким случаям, для ООО относится банкротство Общества. Согласно п.3 ст.

3 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников или по вине других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на указанных участников или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

В случае если, общество в результате деятельности, не сможет исполнять надлежащим образом обязательства по кредитному договору в виду отсутствия оборотных средств и прочих обстоятельств, что приведет к обращению СБ РФ в суд с заявлением о банкротстве Общества. Участники общества, давшие согласие на одобрение крупной сделки могут быть признаны судом, контролирующим должника лицом, в соответствии со ст.61.10 Закона «О (несостоятельности) банкротстве».

Согласно п.4 ст.61.

10 пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо: имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника. 

1. Если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника. 2.

Пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника (совершения таких сделок по указанию этого лица). 

Согласно п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.

1996 N 6/8, при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями.

Одобрение участниками крупной сделки, которая привела к банкротству Общества, может быть оценено как, действие, направленное на ухудшение финансового состояния Общества и как следствие банкротства Общества.

[attention type=yellow]

Истец должен доказать, что своими действиями ответчик довел должника до банкротства, то есть до финансовой неплатежеспособности, до состояния, не позволяющего ему удовлетворить требования кредиторов.

[/attention]

Выводы

Таким образом, несмотря на то, что предел ответственности участника Общества ограничен размером его взноса в уставный капитал, тем не менее, закон допускает наложение взыскание на его личное имущество. Ответственность участника/ов наступает только в процессе банкротства юридического лица, если одобренная им/ими сделка привела к такому финансовому состоянию общества приведшему к банкротству.

Юрист Правового центра Фиолент
Воробьева Т.А.

Источник: https://fiogarant.ru/novosti/otvetstvennost-uchrediteley-po-dolgam-obshchestva/

Субсидиарная ответственность наследников

Несут ли наследники единственного участника ООО ответственность по его обязательствам?

1. 

На прошлой неделе заметное волнение произвела новость о том, что Верховный Суд будет детально рассматривать вопрос о возможности привлечения к субсидиарной ответственности наследников контролирующих должника лиц: знаковое дело передано на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам, заседание состоятся 9 декабря. 

Понятно, почему вопрос с субсидиарной ответственностью встает все острее.

Федресурс отчитался, что и без того небольшой процент погашенных долгов (4,2% в 2018 году) катастрофически снизился в 2019 до 2,4% (данные за январь-сентябрь).

Привлечение к субсидиарной ответственности остается одним из немногих работающих инструментов взыскания задолженности, и, скорее всего, его применение будет расширяться. 

2. 

Надо сказать, что проблема наследников и их ответственности за долги бизнеса наследодателя не нова и в судебной практике встречается регулярно. Пока суды решают эту проблему достаточно единообразно: в случае смерти контролирующего должника лица производство по спору о привлечении к субсидиарной ответственности подлежит прекращению. Основываются они при этом на: 

  • пункте 6 части 1 статьи 150 АПК РФ (Арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что после смерти гражданина, являющегося стороной в деле, спорное правоотношение не допускает правопреемства) и
  • пункте 1 статьи 418 ГК РФ (Обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника). 

Таким образом, субсидиарная ответственность в части ее распространения на наследников имеет правовой режим, схожий со, скажем, моральным вредом. Предполагается, что требование о привлечении к субсидиарной ответственности, как и требование о возмещении морального вреда, имеет тесную связь с личностью ответчика и не распространяется на его наследников. 

3. 

При этом бывают случаи, когда лицо было привлечено к ответственности (за причинение вреда, за доведение компании до банкротства и прочее), но умерло до исполнения обязательства. 

Тогда обязательство из причинения вреда фактически трансформируется в обязательство по возмещению вреда, и оно переходит на наследников.

Аналогичный подход можно применить и в спорах по субсидиарной ответственности: если лицо на момент смерти уже привлечено к ответственности в качестве контролирующего должника лица, то его наследники, разумеется, должны стать его правопреемниками по обязательству (в размере, не превышающем стоимость унаследованного имущества). 

4. 

Но когда заходит речь о правопреемстве наследников лица, которое при жизни не было привлечено к ответственности, ситуация значительно усложняется. 

Так, велик соблазн признать субсидиарную ответственность разновидностью деликтной ответственности 

и указать, что обязательство по возмещению деликтного вреда не прекращается смертью виновника. 

[attention type=red]

На мой взгляд, это сильно упрощает картину, но далеко не каждое упрощение полезно. 

[/attention]

Возьмем один из самых часто встречающихся случаев деликта и правопреемства наследников в части ответственности – ДТП со смертельным исходом виновника. Ни у кого – ни у судов, ни у юристов – не возникает сомнения, что обязанность погасить вред, причиненный пострадавшему в аварии, переходит на наследников виновника той самой аварии. 

Но между ДТП и субсидиарной ответственностью по долгам банкрота есть одна большая разница.

Дело в том, что вину в ДТП устанавливает орган государственной власти, независимый от причастных к деликту лиц, которые могут обжаловать те или иные действия и выводы, но все-таки ограничены во влиянии на вопрос установления истины. В спорах о привлечении к субсидиарной ответственности все иначе.

Если продолжать аналогии, то мы сталкиваемся с делом частного обвинения: одна сторона (управляющий или кредитор) возбуждает дело и представляет доказательства, другая – защищается, но итоговое решение о виновности ответчика выносит суд. 

Если же субсидиарная ответственность – это не разновидность ответственности деликтной, то она неразрывно связана с личностью причинителя вреда и суды верно отказывают в установлении правопреемства наследников? Опять же все неоднозначно, для чего предлагаю проанализировать обстоятельства переданного на рассмотрение Коллегии дела. 

5. 

В данном случае общество было профессиональным хранителем нефтепродуктов, которые в 2015 году таинственным образом исчезли. Как результат – убытки поклажедателей и последующее банкротство. 

16.11.2015 в ДТП погиб заместитель генерального директора должника и по совместительству муж сестры генерального директора. Уголовное дело прекращено в связи со смертью подозреваемого.

[attention type=green]

Генеральный директор и прочие свидетели утверждали, что в доведении общества до банкротства виноват исключительно погибший замдиректора, который и организовал хищения нефтепродуктов.

[/attention]

Тем не менее, директора все равно привлекли к субсидиарной ответственности (за ненадлежащий контроль за своим замом), но кредитор просит распространить эту ответственность и на наследников заместителя гендиректора в пределах наследственной массы. 

6. 

Итак, общество стало банкротом не в результате нормальных рыночных процессов, а в связи с некими имевшими место криминальными явлениями. Наверное, в связи с этим есть смысл детально разобраться в обстоятельствах, в том числе, может быть, при новом рассмотрении дела. С этой точки зрения передача в Коллегию понятна. 

Что касается интересующего нас вопроса, то необходимо заметить, что погибший заместитель гендиректора вообще не участвовал в рассмотрении заявления о привлечении его к субсидиарной ответственности.

Тем не менее, кредитор полагает, что его вина в доведении общества до банкротства подтверждается свидетельскими показаниями, поэтому его наследники могут отвечать по обязательствам общества в пределах наследственной массы. 

Правильно ли это? 

На мой взгляд, нет, и вот почему. 

Во-первых, как уже было отмечено выше, процесс доказывания обоснованности требования о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности сильно отличается от процесса доказывания в деле о компенсации ущерба, причиненного преступлением или иным деликтом.

Требованию заявителя противостоит равное ему по силе и весомости возражение ответчика. Верховный Суд неоднократно отмечал необходимость отличать банкротство в результате недобросовестного поведения КДЛ от банкротства, вызванного рыночным ухудшением финансового положения должника.

А кто, кроме КДЛ, может рассказать и показать суду объективную картину банкротства? Соответственно, в отсутствие ответчика судебное разбирательство не может быть полноценным. 

Во-вторых, на дату принятия наследства вопрос субсидиарной ответственности может не существовать или существовать в очень отдаленной перспективе.

Разумеется, наличие требования о погашении долгов компании наследодателя перед третьими лицами оказало бы существенное влияние на решение о принятии/непринятии наследства.

[attention type=yellow]

Столь позднее обременение данного решения фактически может свидетельствовать о пороке воли, который нуждается в исправлении. 

[/attention]

В-третьих,  известно, что процедура привлечения к субсидиарной ответственности во многом построена на презумпциях. Например, если КДЛ утаил документы должника, то презюмируется, что он виновен в его банкротстве.

И как должникам и наследникам противостоять такой презумпции? Да, можно представить ситуацию, что все доказательные презумпции главы III.

2 Закона о банкротстве будут отменены (например, разъяснениями Верховного Суда об особом порядке рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в отношении универсального правопреемника КДЛ), и заявитель требования о привлечении к субсидиарной ответственности фактически должен будет доказать причинение убытков компании действиями ее руководства. Но даже в таком случае могут ли наследники должным образом защищаться от обвинения в доведении до банкротства общества, к деятельности которого они не имели никакого отношения? 

В общем, можно понять наличие желания распространить ответственность по долгам банкрота не только на бенефициаров, но и на их наследников – вспомним мизерные цифры удовлетворенных требований кредиторов, речь о которых шла в начале статьи.

И не такой уж незыблемой выглядит сложившаяся в судебной практике аргументация о неразрывности связи субсидиарной ответственности с личностью КДЛ.

Тем не менее, на мой взгляд, из-за вышеперечисленных процессуальных причин правопреемство наследников по требованиям о привлечении к субсидиарной ответственности – не самая правильная позиция. 

А вы как думаете?

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/11/19/subsidiarnaya_otvetstvennost_naslednikov

Ответственность участников ООО по обязательствам

Несут ли наследники единственного участника ООО ответственность по его обязательствам?

При выборе формы государственной регистрации бизнеса одним из веских аргументов в пользу ООО является иллюзия защиты личного имущества собственников.

Само название «общество с ограниченной ответственностью» как бы говорит о том, что существуют ограничения на предъявление претензий к владельцам компании. Между тем в последние годы ситуация изменилась в худшую для бизнесменов сторону.

Рассмотрим, в каких случаях и в каком объеме участники ООО несут ответственность по обязательствам общества.

Классический подход – ответственность собственников ограничена уставным капиталом

Базовые принципы работы ООО отражены в ст. 87 ГК РФ. В частности, там говорится о том, что участники общества отвечают по его долгам только в пределах стоимости своих долей в уставном капитале. Аналогичное положение содержится и в статье 2 закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об ООО».

Таким образом, ответственность ООО по своим обязательствам обеспечивается, в первую очередь, имуществом самой организации. Надо заметить, что такой подход при буквальном применении служил и служит причиной многих злоупотреблений.

Недобросовестные владельцы выводят активы из компаний, переписывают их на подставных лиц и т.п. Поэтому права кредиторов часто нарушаются, особенно, если учесть, что минимальный размер уставного капитала ООО чисто символический — всего 10 тысяч рублей.

Для борьбы с подобными действиями в законодательство был внесен ряд корректировок, что привело к изменению правоприменительной практики.

Как это отразилось на собственниках компаний — рассмотрим далее.

Ответственность участников при банкротстве

Именно банкротство часто используется для уклонения от погашения долгов перед кредиторами. На самом же деле, сегодня, в условиях пристального внимания государства, незаметно списать задолженность организации таким образом не получится.

Ответственность участников общества по его долгам при банкротстве предусмотрена п. 3 ст. 3 закона № 14-ФЗ.

Сам порядок взыскания долгов компании с ее владельцев подробно изложен в законе от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Ответственности контролирующих должностных лиц (КДЛ) посвящена глава III.2 этого документа, введенная в 2017 году.

Важно!

[attention type=red]

Участник общества, имеющий долю более 50% в уставном капитале, признается КДЛ по умолчанию (п. 4 ст. 61.10 закона № 127-ФЗ).

[/attention]

Если будет доказана недобросовестность такого собственника, то он может быть привлечен к субсидиарной ответственности в размере, равном всей непогашенной задолженности (п. 11 ст. 61.11 закона № 127-ФЗ).

Кроме того, если ущерб, нанесенный кредиторам при банкротстве, превысил 2,25 млн рублей, то КДЛ могут быть повергнуты и уголовному преследованию в соответствии со ст. 195-197 УК РФ.

Уголовные санкции в данном случае тоже часто имеют финансовую форму, т.е. выражаются в виде штрафов. Наиболее существенные из них (до 500 тысяч рублей) УК РФ предусматривает за сокрытие имущества от кредиторов и преднамеренное банкротство.

Но здесь не следует забывать, что за подобные нарушения можно лишиться не только имущества, но и свободы лет так на шесть.

Ответственность участников по долгам компании в других случаях

Иногда недобросовестные участники не проводят процедуру ликвидации или банкротства, а просто «бросают» свою организацию. В этом случае по истечении 12 месяцев регистрирующий орган может признать такую компанию недействующей и исключить из госреестра (ст. 21.1 закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации…»).

И вот здесь самое интересное — даже в этом случае уклониться от исполнения обязательств перед кредиторами собственники не смогут. Если будет доказана их недобросовестность, то по долгам компании участники будут нести субсидиарную ответственность (п. 3.1 ст. 3 закона № 14-ФЗ).

Солидарная и субсидиарная ответственность, в чем отличие?

Налоговики в последние годы пытались взыскивать задолженность предприятий с их собственников и других КДЛ, не дожидаясь ликвидации или процедуры банкротства. Чиновники при этом ссылались на общий порядок взыскания ущерба, предусмотренный гражданским и налоговым законодательством (ст. 1064 ГК РФ и ст. 45 НК РФ).

[attention type=green]

Эта позиция является весьма спорной. В частности, потому, что сам принцип субсидиарной ответственности предполагает, что кредитор должен сначала убедиться в полной невозможности взыскать средства с основного должника (ст. 399 ГК РФ).

[/attention]

Неудивительно, что подобная практика вызывала массу споров, которые в итоге дошли и до Конституционного Суда РФ. Принятое по этому вопросу постановление КС РФ от 08.12.2017 № 39-П имеет неоднозначный характер.

С одной стороны, суд указал, что в общем случае взыскивать с КДЛ задолженность в субсидиарном порядке можно только после ликвидации компании или признания ее недействующей.

КС РФ отметил, что из этого правила могут быть исключения, если работа организации является фиктивной, т.е. служит лишь прикрытием для противоправной деятельности КДЛ.

Критерии «фиктивности» КС РФ не определил, поэтому здесь у налоговиков остается возможность для маневра.

Т.е. риск привлечения участников общества к субсидиарной ответственности вне рамок процедуры банкротства на сегодня полностью не исключен.

Ограничение ответственности участников

Перечисленные выше меры взыскания долгов компании с ее собственников применяются с учетом ряда ограничений.

Важно!

В рамках процедуры банкротства или при признании организации недействующей должна быть доказана недобросовестность КДЛ.

Если же будет подтверждено, что КДЛ действовало разумно, в рамках обычаев делового оборота или что затраты были необходимы для предотвращения еще большего ущерба, то субсидиарная ответственность не применяется (п. 10 ст. 61.11 закона № 127-ФЗ).

Отдельно защищены законом права «миноритарных» собственников. Если участник не принимает непосредственного участия в управлении и владеет меньше чем 10% уставного капитала, получая обычный доход, связанный с этим владением, то он не признается КДЛ (п. 6 ст. 61.10 закона № 127-ФЗ).

Взыскать долги компании с участников вне рамок процедуры банкротства, с учетом описанной выше позиции КС РФ, также достаточно сложно. Для этого истец должен доказать фиктивность работы компании и направленность ее деятельности только на сокрытие денег и иного имущества от взыскания.

[attention type=yellow]

Итак, по факту ответственность участников является ограниченной, только если бизнес функционирует в «штатном» режиме. При возникновении серьезных проблем под угрозой может оказаться имущество не только организации, но и ее владельцев.

[/attention]

В таких случаях важно получить помощь профессионалов. Специалисты нашей компании считаю, что поспешные действия могут обойтись очень дорого (во всех смыслах), поэтому:

  • сначала мы предлагаем оценить ситуацию (у нас 15 лет опыта и штат экспертов-практиков — главные бухгалтеры, аудиторы, методологи, налоговые консультанты);
  • а потом мы построим стратегию и разработаем мероприятия, которые позволят сохранить бизнес, снизить издержки, а также избежать субсидиарной ответственности, или, в крайнем случае — свести ее к минимуму.

Вывод

В общем случае ООО несет ответственность по обязательствам самостоятельно, за счет своего имущества.

Однако, при возникновении финансовых проблем, приведших к ликвидации или проведению процедуры банкротства, взыскание может быть обращено и на имущество собственников бизнеса. Для этого кредиторы должны доказать в суде их недобросовестность.

Долги действующего предприятия могут быть взысканы с участников, только если доказан фиктивный характер его работы. Здесь речь обычно идет о задолженности по налогам и другим обязательным платежам.

Источник: https://1c-wiseadvice.ru/company/blog/otvetstvennost-uchastnikov-ooo-po-obyazatelstvam/

ПравовойСовет
Добавить комментарий